Pic Навигация
Pic Поиск
Pic Рассылка



Отписаться
Pic Статистика

Pic

О времени и о себе

Жизнь не по учебникам

Добавлено: 2016-12-09 16:41:03

+ - Размер шрифта

Все ли было однозначно плохо в советское время? Годы своего студенчества, к примеру, мои родители вспоминали с очень хорошим чувством, но с особенной теплотой - ежегодную летнюю производственную практику, которая была настоящей школой жизни и очередной ступенью в их становлении – как человеческом, так и профессиональном.

«Выйдет в незнакомый мир, ступая по-хозяйски
В общем-то зеленый, молодой народ…»


Отец рассказывал, что работать в своей профессии студенты Московского горно-геологического факультета начинали задолго до окончания вуза.

Впервые понюхать пороху нам довелось уже на 2-ом курсе во время производственной практики в Тульской области, где мы наконец собственными глазами увидели штольни, штреки и т. д. и т. п. Практика была недолгой – всего полмесяца. И вряд ли бы запомнилась вообще, если бы ни одно забавное приключение, случившееся с нами уже на обратном пути в Москву, когда целая толпа безрезультатно осаждала переполненный поезд. Попасть в него в качестве пассажиров казалось совершенно невозможным. Выход из положения неожиданно нашел один из сокурсников (Анатолий Куварзин), который встал между двумя соседними вагонами и четко, деловито всех нас по очереди погрузил на крышу, а по прибытии в Москву - аккуратно с неё снял. Ехали мы весело - с шутками и прибаутками по поводу богатырской удали нашего товарища. Но тем не менее хорошо усвоили, что значит чувство локтя и взаимовыручка.

Pic
Студенты МГРИ в 1946-ом г.
Фото из личного архива
Студенты МГРИ

Ежегодная летняя производственная практика была для нас настоящей школой жизни. Память сохранила множество самых различных событий, которые мы пережили (во время практики) за почти шестилетнюю учебу в институте, и каждое из них было очередной ступенью в нашем становлении – как человеческом, так и профессиональном.

В Таджикистане (на границе с Узбекистаном) мы составляли карты участков баритовых жил и одновременно учились выживать в наисложнейших климатических условиях: температура воздуха на солнце - выше 50 градусов по Цельсию, кругом каменистая пустыня, из живых организмов только змеи, скорпионы, фаланги, мыши и маленькие ящерицы. Начинали мы работу ранним утром (с 5-ти часов), в полдень прятались от палящего солнца и выходили на свет божий только где-то после 4-х дня. В маршруты носили собой чай во фляжках, но пить старались как можно реже, так как после первого же глотка на жаре язык распухал, становилось трудно дышать и начинались галлюцинации. И вдруг, о чудо! Совсем рядом - цветущий оазис – метров 20 на 20, с холодным родником. На этом небольшом участке земли жила таджикская семья. Прекрасные гостеприимные люди. У них было несколько ишаков и баранов. (лошадей в тех краях не держали: их было бы нечем кормить). И когда мы переезжали на другой участок, они разрешили нам перевозить вещи на их ишаках.

Pic
На практике. Фото из личного архива
На практике

В 1949-ом году мы работали на Алтае, в горах и труднопроходимой тайге. Получали там квалификацию мастеров горного и бурового дела. Рядом с нами трудились пленные - Судетские немцы. Они уже довольно неплохо говорили по-русски. Их освобождали как раз во время нашей практики. Уезжали они в железнодорожных вагонах, украшенных красными знамёнами и плакатами «Рот–Фронт». Здесь же на шахтах работали высланные с северного Кавказа чеченцы. Их использовали почему-то только в ночные смены, днём мы их никогда не видели. Зато ночами в общежитии часто слышали их пронзительные гортанные крики, хотя они всего-навсего просили дежурного выдать им ключи от комнаты.

Годом позже тоже на Алтае, в районе села Шемонаиха, я снова столкнулся с чеченскими рабочими (их было человек двадцать), копавшими канавы. Надо признать, трудились они на совесть. За исключением одного парня, который почему-то всё время стоял в сторонке.

— Почему он не работает? - поинтересовался я у рабочих.

— Так нельзя ему, он - князь! - хором отвечала бригада, всегда выполнявшая норму на все 100% (и за себя, и за того парня, то бишь - князя).

Часть моей преддипломной практики проходила на востоке Казахстана, где я случайно нашел старую полузатопленную горную выработку со скелетом человека, прикованного цепью к тачке, – своеобразный памятник демидовским горнозаводским крестьянам. Ближайший в тех краях город имел весьма говорящее название - Змеиногорск. Змей там было действительно огромное количество. И способствовал этому очень влажный климат: часто шли дожди, а утренняя роса долго не высыхала на двухметровой траве. Местные жители рассказывали, что в демидовские времена каторжане, убившие по 100 змей, освобождались на год раньше полученного срока.

Pic
В 1949-ом году.
Фото из личного архива
В 1949-ом году

Как-то раз во время маршрута я провалился в заваленный сверху ветками старый полуразрушенный шурф. А на дне его оказался огромный шевелящийся клубок змей. Ужас!!! Судорожно карабкаясь наверх, цепляясь за что придется руками, ногами, ногтями, я кое-как наконец выбрался на поверхность. Но потом понял, что испугался совершенно напрасно: змея на человека просто так не нападает, - только, если случайно на нее наступят или как-нибудь по-другому причинят ей боль. И через несколько дней, обнаружив змею, мирно свернувшуюся в клубок под моей раскладушкой, уже не реагировал: я не трогал ее, а она – меня.

Центром моего дипломного исследования была территория недалеко от Змеиногорска, на которой находилась заимка местного крестьянина по фамилии Зыромятный. Когда-то он вместе со своими родными освоил часть леса – очистил площадь, построил на ней жилье, вспахал землю и т.д. В то время там проживало 5-6 семей. Меня пригласили в дом самого основателя рода, который держал знатное хозяйство: большой огород, коровы, свиньи, бараны, куры и так далее. Его семья была очень зажиточная, и когда ко мне в гости заезжали коллеги из соседних районов, я изредка просил хозяйку чем-нибудь их покормить (сметаной, творогом или чем-нибудь ещё). В этом случае она задавала мне один единственный вопрос: «Ведра хватит?»

На заимке часто топили баню и всегда приглашали меня помыться и попариться. А однажды, в знак особого уважения, хозяйка предложила мне пойти первому. Я с удовольствием согласился. Храбро вошёл в парилку, но оттуда спасался уже бегством: моментально обжёг уши. Так вот почему хозяин, идя в баню, всегда надевал (а дело было летом) шапку-ушанку и меховые рукавицы!

Недалеко от заимки я обнаружил старателей – охотников за драгоценными металлами. Они вполне себе квалифицированно копали «дудки» - вертикальные горные выработки круглого сечения. Когда-то, еще до революции, английские концессионеры разрабатывали в тех местах месторождение золотосеребряных руд. При советской власти они быстро уехали, предварительно взорвав все свои выработки. Но местные жители о тех событиях еще кое-что помнили. Наблюдения за старателями очень мне пригодились при составлении геологической карты и определении площадей, перспективных для дальнейших поисков. В итоге мне удалось значительно сократить количество «дудок», намеченных организацией, где я работал. А это несказанно порадовало мое руководство.

В благодарность за экономию служебных ресурсов мне даже выдали карточку спецраспределителя – магазина закрытого типа. И как же она мне потом пригодилась! Зима в тот год началась очень рано. Шквальный ветер остановил весь автотранспорт. Люди с трудом передвигались на улице, держась за веревки, натянутые между домами. И хотя мороз был относительно небольшой – градусов 15-17, я сразу же обморозил себе уши и был вынужден побежать в спецмагазин за шапкой-ушанкой.

Едва дождавшись сносной погоды, наш отряд наконец добрался до геологической базы в Шемонаихе, чтобы сдать на склад всё числящееся за нами имущество и получить окончательный расчет. Мы радовались, что в сложнейших условиях доработали до конца сезона, выполнили весь план и добились неплохих результатов. Но радость наша скоро померкла. Выяснилось, что «благодарное» руководство лишило нас (как временных сотрудников) части честно заработанных денег - так называемых «сибирских» (прибавка к зарплате за работу в Сибири).

Pic
В суровых полевых условиях.
Фото из личного архива
В суровых полевых условиях

Тогда мы решили бороться до конца – на этот раз, с государственными чиновниками - и обратились к районному прокурору. В самый канун ноябрьских праздников на месте его, естественно, не оказалось. Но молодой только что окончивший институт помощник прокурора твердо обещал нам помочь. И не подкачал. Утром 7 ноября мы получили от него официальный конверт с документами, который торжественно доставили начальству. И несмотря на всевозможные ахи и охи, весь наш отряд получил-таки полный и справедливый бухгалтерский расчет. Можно было (победителями!) отправляться в Москву.

Возвращались мы в столицу сильно повзрослевшими, заматерелыми, закаленными в трудностях. Ехали втроём – я и две девушки-дипломницы из моей группы. Московский поезд на станции Рубцовка останавливался только на две минуты, билеты не продавались, пришлось идти за помощью к дежурному по вокзалу. Это был мужчина с большой черной бородой. Точно такая же борода за время практики отросла и у меня. Девушки шутили: мол, уж вы, бородачи друг друга всегда поймете. Действительно в поезд нас посадили (в военный вагон). А в пути проводница, назвав меня дедушкой, предложила принести чая с сахаром. Я с радостью согласился, попросив, чтобы при этом не забыли и обеих моих «внучек». Через несколько суток мы благополучно добрались до Москвы. И узнали, что за опоздание к началу учебного года нас уже успели отчислить из института. Однако потом, разобравшись, восстановили обратно.

Должен признаться, что одна из таких летних практик навсегда определила мою личную жизнь. Мы с моей сокурсницей Верой Железовой попали тогда в Киргизию. Я был счастлив представить подруге своих родных - родителей и брата (плюс его семью), с которыми мы так редко виделись. Кроме того, было приятно показать Вере необычайную местную природу. В итоге ей все очень понравилось: и мои близкие, и высокие горы, покрытые хвойными и лиственными лесами, и целительные источники, бьющие прямо из-под земли, и поразительно гостеприимные местные жители. И сами мы настолько с ней сблизились, что решили пожениться...

Начало:
   Война в моей жизни
   Говорят, геологи – романтики…

Продолжение:
   Филиал того света
   Геологи и уголовники
   Где она, руда...


Оглавление   |  Наверх


Все статьи, представленные на сайте litkafe.de, - авторские. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт обязательна. Ваши отзывы, критические замечания и статьи посылайте по адресу: s_volga@litkafe.de

Pic Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация
Pic На сайте
Гостей: 0
Пользователей: 0



Pic Погода
Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 6.2.01. Copyright LitKafe © 2013

Страница сгенерирована за 0.017 сек..